ierei: (Default)





Оригинал взят у [profile] illusoryshadow в Чергова перемога над схоластикою: тепер і в УГКЦ
В продолжение темы о том, что Осипов в тренде.
Многолетние усилия профессора МДАиС Алексея Ильича Осипова по популяризации своего взгляда на Евхаристию привели наконец к тому, что он был официально провозглашен верным. Правда, произошло это не в РПЦ, как, наверное, хотелось бы его сторонникам, и не в АЦВ, чего ждали бы его оппоненты. Внезапно многолетняя борьба профессора с засильем схоластики привела к канонизации его точки зрения в католичестве.
А именно, на точку зрения проф. Осипова встал не кто-нибудь, а официальный Катехизис УГКЦ "Христос - наша Пасха", утвержденный Синодом УГКЦ в 2011 году (издан: Львов, 2012, 336 + 64 илл.). Катехизис, по его собственным словам, является свидетельством киевской христианской традиции в вселенском христианстве, и обращен как к верующим УГКЦ, так и других Церквей, раскрывая веру Церкви.

Я не буду пересказывать позицию проф. Осипова по Евхаристии, она хорошо известна. Интересующиеся полемикой знают, что по существу вопроса со стороны оппонентов учения о пресуществлении приводится чрезвычайно мало святоотеческих цитат, и я их просто назову: одна цитата из сщмч. Иринея, две из св. Иоанна Дамаскина, одна из неизвестного латинского компилятора (цитата из Феодорита приписана  свт. Иоанну Златоусту), одна из прп. Макария (близкая к апокрифической: мало того, что сам текст не из стандартного собрания, так еще и перевод Дунаева все время так перевирают, что кажется, будто это разные переводы) и одна из прп. Симеона Нового Богослова (уже на грани цитат по существу и не по существу). Если отбросить цитаты анонима и Макария и учесть, что Симеон, как учитель Никиты Стифата, точно не желанный гость в катехизисе УГКЦ (правда, Миколе Кавасиле в Катехизисе место нашлось: племянник за дядю не отвечает), то ни на что, кроме цитат Иринея и Иоанна Дамаскина там надеяться не приходится. И они там именно и есть!
В разделе "Земное и небесное" (пар. 438 на стр. 146) приведена и знаменитая цитата из Иринея про то, что Евхаристия состоит из земного и небесного, и две цитаты из Дамаскина про соединение угля с огнем и про принятие хлеба в состав тела при поедании. Казалось бы, это смягчается тем, что в этом же параграфе упоминается, что в Евхаристии земное и небесное соединено потому, что во Христе соединено Божество и человечество. Однако позднее определенно выражается, что это только аналогия (пар. 441, стр. 147), что более того, Евхаристию надо понимать на примере воплощения Сына Божия (пар. 440, стр. 146; между прочим, эта аналогия опровергалась в сравнительно недавнем заключении Синодальной Богословской комиссии РПЦ МП по поводу Братиславских православно-лютеранских соглашений о Евхаристии). Показательно, что авторы Катехизиса ничего не говорят о пресуществлении (можно сколько угодно говорить о том, что термин чужд православному востоку, но уж униатству-то он точно не чужд, Михаил Палеолог свидетель), ничего не говорят о хранении Даров после Литургии, зато довольно много говорится о том, что Христос сотворил (учинил) хлеб и вино Телом и Кровью, чтобы Телом Его стало все человечество и все творение (sic!) - пар. 434, пар. 441. Это находит полные параллели, например, у Оливье Клемана в "Истоках", невозможно удержаться от цитаты (внимание! из Клемана, не из Катехизиса УГКЦ, - последний я всегда пересказываю просто из-за того, что он написан на украинском языке):

Тело Евхаристии есть тело как исторического Иисуса, так и воскресшего Христа. Это тело лежащего в яслях младенца тело, страдающее на кресте, — ибо хлеб «преломлен» и кровь «излита»; тело воскресшее и прославленное. Когда говорят с «теле», следует понимать под этим все человечество. После Воскресения и Вознесения это человечество Бога обнимает мир и тайно преображает его. Хотя уже и тело исторического Иисуса, из–за безумной любви заключившего Себя в ничтожную частицу пространства и краткое мгновение времени, в действительности заключало в Себе пространство и время ибо не было телом отдельного индивидуума, ломающего человеческую природу, чтобы присвоить ее, но телом Божественной Личности, воспринявшей эту природу и весь мир, чтобы принести их в дар. Будучи воплощенным, Логос оставался в действительности субъектом логосов, духовных сущностей всех тварных существ…

Это же богословие находим у проф. Осипова, напр., в статье в журнале "Встреча" 2 (23) 2006: "Восприятие Евхаристических даров - не новое Воплощение, а реальный акт процесса осуществления конечной его цели - обожения всей твари".
Таким образом, мысль авторов Катехизиса вполне ясна. В условиях панического бегства УГКЦ от предыдущих позиций в разделе не нашлось места цитатам не только униатских авторов, но даже и обещанных авторов "киевской традиции" - что, кажется, ясно показывает, что задача раздела совсем в другом. Какую киевскую традицию, какое восточное богословие выражает Ириней Лионский?! А вот эту цитату из "Слова" митрополита Илариона авторы не привели, угадайте почему:
И уже не капище сътонино съграждаемь, нъ Христовы церкви зиждемь; уже не закалаемь бѣсомъ другъ друга, нъ Христос за ны закалаемь бываеть и дробимъ въ жертву Богу и Отьцю. И уже не жерьтвеныа крове въкушающе, погыбаемь, нъ Христовы пречистыа крове въкушающе, съпасаемся.
Кстати, насчет "спасаемся". Авторы деликатно умалчивают об оставлении грехов в Евхаристии. В последнем разделе, где эта тема наконец поднимается (пар. 446, стр. 148) "оставление грехов" поставлено в такую тесную связь с их "исповеданием", что в итоге даже не ясно, является ли причиной оставления грехов Евхаристия сама по себе или нет.
Единственным положительным моментом в этом движении на "мистический Восток" является признание того, что дары все-таки освящаются во время эпиклезы (пар. 260, стр. 93 и 381, стр. 128), в то время как установительным словам отдана только роль воспоминания (пар. 377, стр. 127 и пар. 443, стр. 147). Правда, это трудно назвать особым продвижением после того, как КЦ признала валидной литургию Мар Аддая, принятую в АЦВ, где установительных слов нет вообще.
Поводов поразмыслить хватает и в других разделах Катехизиса. Так, если целью крещения взрослых названо оставление грехов и принятие благодати сыноположения (415, стр. 138), а крещения детей - принятие благодати сыноположения (418, стр. 139), то угадайте, что авторы Катехизиса УГКЦ думают о первородном грехе? Под первородным грехом в тексте вообще понимается только грех прародительский (пар. 148, стр. 60) в самом узком смысле; среди последствий грехопадения не найдется указания на то, что люди стали чадами гнева Божия.
Прошу прощения, текст импровизированный, не знаю, чем закончить. Разве что словами Писания: Всяк мимоходяй сквозе его позвиждет и воздвигнет руце свои (Соф. 2:15).

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15 161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:10 am
Powered by Dreamwidth Studios