ierei: (Default)


Невозможно проигнорировать, ту, для меня горькую новость о отпадении от церковного единства иеромонаха Габриэля Бунге и переходе его в схизму.

Это событие, конечно, являет собой личный выбор человека, но и мы свободны предполагать различные причины подобного поступка.

Иеромонах Бунге это уже немолодой и не малоопытный церковный человек, он известный богослов, патролог, свою формацию, воспитание получил и реализовывал в Католической Церкви в состоянии монашества и даже отшельничества. Он известен как человек глубоко постигший законы духовной жизни, что мы видим, читая его книги.


Я могу понять малодушие русского греко-католического священника, обремененного жизненными обстоятельствами (часто просто материальными) и через то перешедшим в «православие», могу понять такой поступок у человека неустоявшегося в вере, обиженного иерархией, могу понять карьериста, но иеромонах Бунге не был таким человеком.

Возможно ли после своей столь долгой сознательной жизни в Католической Церкви отказаться от почти тысячелетней, после Великой схизмы 1054 года, истории святых Католической Церкви, воплотивших собою учение Христа Господа.

А ведь чин «Како приимати приходящих ко православной церкви от римско-латинского вероисповедания» требует сего отречения - Отрицаешися ли прочих учений латинского вероисповедания, древних и новых, яже слову Божию, истинному Преданию церковному и определениям седми Вселенских Соборов противна суть».

Это отречение от догмата веры в Непорочное зачатие Девы Марии лат. Immaculata conceptio, это католический догмат, согласно которому Дева Мария была зачата от обычных родителей — Анны и Иоакима, но на неё не перешёл первородный грех. Догмат отвергается «православием».

Это отречение от святости всех преподобных из семей: святого Бенедикта, Франциска Ассизского, Доминика де Гусма́на, Игнатия Лойолы и прочих святых мучеников, исповедников, праведников Церкви Вселенской.

Что ты имеешь, чего бы не получил? А если получил, что хвалишься, как будто не получил?


(Первое Послание к Коринфянам Святого Апостола Павла Глава 4 стих 7)


Возможно ли, что бы с ним случилось то, что случилось с преподобным отцом Никитой Затворником Киево-Печерским, когда тот был прельщен диаволом, явившимся ему в образе ангельском, и стал тогда Никита премудрым и пророком ?

Возможно, ему стало невмоготу жить с современным модернизмом так глубоко и широко распространенным в Католической Церкви? Но тогда отречение его есть предательство, потому что опыт его жизни должен был служить для исцеления больной части Тела Христова, через опыт и исповедование святой Традиции, столь необходимой для возрождения угасающей веры.

Богу известны его истинные мотивы, однако горько, что это событие свершилось и стало оно соблазном для многих католиков, особенно восточных.

Будем братья держаться веры нашей крепко, помня о тех, кто сохранили верность Церкви Католической и вознесем молитвы наши Милосердному Господу и святым Его о Габриеле заблудшем, что бы по Милости своей совершил Он чудо обращения, как и совершил с Никитой Затворником Киево-Печерским ставшим по своем покаянии епископом и чудотворцем Новгородским.
ierei: (Default)



ГЛАВА ВОСЬМАЯ.



Средства исцеления. Продолжение.


Любовь в таком понимании - это высокий идеал. Чтобы постепенно приблизиться к нему, нужно каждодневно делать маленькие шаги. Гнев проявляет себя в людях - в отличие от бесов - не в каких-то закоренелых установках, но в небольших повседневных происшествиях. Как всегда, так и в этом случае Евагрий руководствуется Священным Писанием.

«Гнев и ярость отвращают любовь,
а памятозлобие ниспровергает дары [Божий]»(73).
Read more... )
ierei: (Default)



ГЛАВА ВОСЬМАЯ.



Средства исцеления.


Все пороки рождаются от злоупотребления [естественными] силами души, которые сами по себе являются добрыми. Чтобы излечиться от этих «болезней» души, необходим практический навык в добродетелях, противоположных соответствующим им порокам. В случае болезни или, как говорит Евагрий1, «воспаления» яростного начала души такие добродетели суть «мужество и терпение» (2), но, прежде всего, особая христианская «любовь» (3), которая конкретно являет себя как «кротость» и «смирение» (4). Эти добродетели захватывают порок у самого его корня. Кроме того, как показывает опыт, существует целый ряд других целительных средств. С их помощью названные добродетели реализуются на практике. С них мы и начнем.

«Дело терпения и мужества - не бояться врагов, ревностно и стойко противостоять опасностям» (5).


Естественно, что эти «враги» суть бесы, а не люди. «По природе своей яростному началу [души] свойственно сражаться с бесами» (6), - было сказано выше. Ибо эти «противники» невидимы для нас (7), и, в общем, мы воспринимаем их дела только через дурные помыслы, «посредством которых они ведут брань с душой» (8), наша схватка с ними происходит преимущественно в этой области (9). И потому здесь может помочь «гнев, соответствующий естеству».

«Для борьбы с помыслами исключительно действенно, когда вскипает наш гнев, обращенный непосредственно против беса, ибо, прежде всего он боится гнева, вскипающего против помыслов, гнева, который разрушает все его замыслы. И сие-то и значат слова: «гневайтеся, и не согрешайте» (10). Полезное целительное средство, прилагаемое к душе во время искушений» (11).


Это применимо и к [духовному] деланию. В духовной жизни «умозрителя», созерцателя мужество помогает сохранить «твердость в истинах [христианского вероучения], даже когда воюют [против них еретики], и невхождение в область не-сущих [вещей]», что Евагрий усвоил от своего учителя Григория Назианзина (12).Read more... )
ierei: (Default)



ГЛАВА СЕДЬМАЯ.



Ослепление ума.


Каждому известно выражение «слепой гнев», которое мы относим к человеку, «ослепленному гневом» против чего-то или кого-то. Под этим чаще всего подразумевают, что человек в своем возбуждении до известной степени теряет физическое зрение. Евагрий понимает эту «слепоту» еще глубже.

«Удали гневные мысли
от твоей души, пусть гнев не пребывает
в твоем сердце, и никогда не будешь смущаем
во время молитвы. Ибо как дым от соломы застит глаза,
так и злоба [замутняет] ум во время молитвы» (1).
Read more... )
ierei: (Default)



ГЛАВА ШЕСТАЯ.



Гнев и молитва.


После всего, что мы узнали, понятно, что гнев - это отвратительный порок. Он «делает из человека зверя», и даже более того - «беса». Тот, кто дает овладеть собой этому пороку, становится игрушкой бесов, которые к тому же ночью запугивают его страшными кошмарами. Но если бы на эту тему Евагрий не мог бы ничего добавить, не стоило бы далее заниматься его писаниями. Однако мы находимся в самом начале!Read more... )
ierei: (Default)



ГЛАВА ПЯТАЯ.



Последствия.


Едва ли кто-нибудь усомнится в том, что гнев, ярость и злоба как-то отражаются на отношениях между людьми и на нашем ближнем. Однако немногие осознают, что больше всего вреда они причиняют самому носителю этих пороков.

«Ярость: похищение рассудительности,
крушение [внутренней] крепости,
смятение природы,
дикость внешнего облика,
плавильная печь сердца,
вырывающееся пламя,
право ярости,
озлобление из-за всякого оскорбления,
мать диких зверей,
безмолвная борьба,
препятствие для молитвы»(1).
Read more... )
ierei: (Default)



ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.



Определение сущности порока.



В понимании Евагрия все пороки рождаются от извращения самих по себе добрых видов деятельности трех начал души. Таким образом, поступать «в соответствии с природой» означает находиться в согласии с изначальной творческой волей Божией, и это является первичным, а поступать «вопреки природе» - это вторичное и противостоящее ей [воле Божией] действие.

«Разумная душа действует в соответствии с природой, когда желательная часть ее устремляется к добродетели, яростная же часть сражается за эту добродетель, а разумная часть обращается к созерцанию тварных вещей» (1).
Read more... )
ierei: (Default)



ГЛАВА ТРЕТЬЯ.



Гнев среди восьми греховных помыслов.


Как и другие современные ему отцы, Евагрий, сознательно противостоя манихеискому дуализму, весьма распространенному в его кругах, исповедовал абсолютную онтологическую первичность добра.

«Было время, когда зла еще не существовало, и будет время, когда зла больше не будет. Но никогда не было времени, когда не существовала бы добродетель, и никогда не будет времени, когда ее не будет» (1).


Read more... )
ierei: (Default)



ГЛАВА ВТОРАЯ.



Бесовский порок..
.

Если бы кто-нибудь спросил у Евагрия, какой из пороков, по его мнению, наихудший, какой из них имеет наиболее губительные последствия для духовной жизни, то он без колебаний ответил бы: гнев. На том простом основании, что:

«Никакое другое зло не превращает человека до такой степени в беса, как гнев» (1).
Read more... )
ierei: (Default)


ГЛАВА ПЕРВАЯ.



Образ человека у Евагрия.
.

Чтобы понять то исключительное значение, которое Евагрий придает роли гнева в духовной жизни, а еще более, его противоположности любви и кротости, прежде всего, необходимо рассмотреть, какой образ человека он кладет в основу своего видения. Здесь мы удовольствуемся лишь общими соображениями на эту тему, но позднее мы подробнее остановимся на определенных ее аспектах.Read more... )
ierei: (Default)


ВВЕДЕНИЕ.



Агрессивность - вещь вполне естественная?
.


Мир, в котором мы живем, во все времена был отмечен насилием: насилием между людьми, насилием даже над нерожденной жизнью, насилием, царящим в отношениях между народами, наконец, насилием над природой, над окружающей средой, от которой зависит наше существование. С тех пор, как Каин убил своего брата, господствует закон насилия.

Современная психология даже пыталась истолковать эту вездесущую «агрессивность», то есть желание нападать, как нечто совершенно «естественное» и чуть ли не неизбежное. Однако от этого ничего не улучшилось. Инициативы, предпринимаемые с самыми добрыми намерениями, если взять, скажем, ООН, пытаются как-то ограничить всеобщее насилие между народами, но до сих пор это происходит опять-таки путем насилия. Увы, человеческая агрессивность от этого нисколько не уменьшилась, скорее, наоборот. Кажется, что в цивилизованных и «миролюбивых» государствах насилие над людьми и вещами неудержимо возрастает. Словно «дьявола отпустили на свободу». Read more... )
ierei: (Default)


ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Наши экскурсы в мир духовного учения Евагрия, как может показаться, завели далеко в неизведанные и диковинные края. Но это впечатление обманчиво. Уныние, как его представляет Евагрий, - чрезвычайно сложное и противоречивое явление, своего рода перепутье. Оказавшийся здесь должен совершить духовный выбор: либо ступить на путь, который рано или поздно приведет его к смерти, либо - идти по дороге жизни. Депрессия может знаменовать собой как конец, так и начало подлинной жизни.

Уныние - это порок, страсть, от которой человек в буквальном смысле слова страдает, как и от любой другой болезни души. И как всякая страсть, своими невидимыми корнями она глубоко уходит в «самость» (себялюбие), в болезненную и разрушительную замкнутость в самом себе, которая может принимать тысячи разных обличий и в конце концов убивает в человеке самую способность любить («О, самость, вселенская ненавистница!» - восклицает Евагрий). Свои силы она черпает в иррациональном вожделении, отчуждающее желание которого по самой своей сущности никогда не может быть удовлетворено до конца:

«Ты никогда не утолишь вожделения. Подобно тому, как у гневливых непрестанно и по любому поводу вырабатывается желчь, уже независимо от пищи, которую они принимают, точно так же, у того, кто идет на поводу своихвожделений, будь то при вкушении пищи или при виде вещей, существенно возрастает вожделение» (458).

Невозможность удовлетворить эготическое вожделение самости объясняется тем, что по самой своей сущности оно противоприродно :

Fecisti nos ad Te, Domine, et inquietum est cor nostrum donec requiescat in Te.
(«Ты сотворил нас для себя, Господи, и неспокойно сердце наше, доколе не успокоится в Тебе») (459).


Само естество Бога, для которого был сотворен человек, - любовь; взаимная любовь ипостасей Пресвятой Троицы обретает свою полноту в безусловном принесении себя в дар.

Евагрию наряду с этим хорошо известно желание, направленное к Богу, о котором он тоже говорит как о ненасытном (460). Однако эта ненасытность совершенно иной природы. Она не связана с бренностью того, что вожделенно и что никогда не в состоянии утолить жажду сердца, а объясняется ограниченностью самого человеческого существа перед лицом Бога. Так, Евагрий пишет:

«Существует ЕДИНОЕ желание, благое и вечное, - желание подлинного познания; и говорят, что оно неотделимо от ума» (461).

(458) J. MUYLDERMANS. Évagre le Pontique. Les 'Capita Cognoscitiva ' dans les versions syriaques et arméniennes II Le Muséon. 1934. ' 47. P. 101. n° 14.
(459) АВРЕЛИЙ АВГУСТИН. Исповедь 1,1.
(460) Centurien Suppl. 53.
(461) Kephalaia Gnostika IV, 50.

Read more... )
ierei: (Default)


6. Уныние и духовная жизнь.

Многим, вероятно, предложенные средства от уныния не покажутся столь уж притягательными, поскольку так или иначе все они предполагают отказ от всякого рода наслаждений. «Отказ, - возразят нам, - это же наилучший способ усилить чувство подавленности и агрессивность?» Конечно, это так, если отказ не открывает новые горизонты, перспективы, не дает надежды однажды выйти из этого плачевного состояния. Однако приведенные фрагменты из трактатов Евагрия позволяют судить о том, насколько конечный выигрыш выше первоначальной ставки.

Прежде всего, требуется внутренний покой, безмятежность ума.

Дух уныния гонит монаха из дому его, а кто имеет терпение, тот всегда пребывает в безмолвии (367).

Этот покой - внешнее проявление того состояния невозмутимости, которое Евагрий называет «бесстрастием» (апатия) и рассматривает как привилегию, которая даруется тому, кто с мужеством выдержал испытания (368).

Кроме того, уныние, перенесенное с терпением, делает душу «в высочайшей степени испытанной» (369). «Испытанный» - это специальный термин, который, в частности, употребляется в металлургии: золото и серебро, «испытанные» огнем, становятся очищенными от всяких примесей. (Вот зачем Бог попустительствует искушениям, как и в случае Иова (370)). Так, уныние очищает сердце от всякой скверны, то есть от всякой страсти и делает его «светоносным» (371). И мы увидим, что это не просто метафора.

(367) De Octo Spiritibiis Malitiae 13. Цит. по кн.: Творения преподобного отца нашего Нила Синайского. М., 2000. С. 129.
(368) Mal.cog. 11.
(369) Praktikos 28.
(370) In Prov. 22, 14 (Géhin, 243).

Read more... )
ierei: (Default)


5. Лекарственные средства - завершение главы.

Житейская мудрость защищает от уныния, но когда оно уже поразило ум, требуются более действенные лекарства. Следуя учению отцов, Евагрий упоминает и такие средства, которые, на первый взгляд, приводят современного человека в растерянность. Первое из них упоминается чаще других — это слезы.
Тяжела грусть и нестерпимо уныние, но слезы пред Богом сильнее обоих (311).
Плакать можно по самым разным причинам, и слезы слезам рознь: они легко могут стать самоцелью и привести на грань безумия (312.) Слезы, о которых говорит Евагрий, непосредственно связаны с молитвой. Ибо, по учению отцов, молиться, как ни странно, также означало проливать слезы пред Богом:

Слезами в ночи призывай Господа,
и да никто не видит тебя в час молитвы,
и ты обретешь благодать (313.)


Когда ум зрит (наступление бесов), да ищет прибежища у Господа (...) и повторяет со слезами, обращая свой взор к небу: «Господе Иисусе Христе, сила спасения моего, услыши меня, поспеши на помощь мне. Будь мне Богом защитником, прибежищем спасения» (314.)

Прибегай к слезам во всяком прошении, ибо Господу твоему благоприятна молитва, совершаемая со слезами (315.)

(311) Ad Virginem 39.
(312) De Oratione 7. 8.
(313) Ad Virginem 25.
(314) Mal cog. 34, r 1.
(315) De Oratione 6.

Read more... )
ierei: (Default)


5. Лекарственные средства - продолжение главы.

В такой предельной ситуации как пустынножительство терпение выражается в простой выносливости, решимости не покидать свою келлию:

Во время искушений нельзя покидать келлию, придумывая благовидные предлоги, но следует оставаться внутри [нее], терпеливо и мужественно перенося всех нападающих, особенно беса уныния, который, будучи самым тяжелым из всех [бесов], делает зато душу весьма испытанной. Ибо избегать таковых борений — значит научить ум быть неискусным, робким и склонным к бегству (268).

Разве благоразумный человек в подобной ситуации не повел бы себя совершенно иначе? Кто-то подумает: «Но ведь когда Евагрий советует не отступать человеку, обуреваемому инстинктом бегства, этот монах передает лишь плоды личного опыта, своего собственного или своих собратьев». И действительно, только на собственном опыте и можно проверить совет, который дает авва Моисей:

Пойди, сиди в своей келлии, она тебя научит (269).

Терпение, которое необходимо для того, чтобы оставаться в своей келлии, содержит в себе и «все остальное»: добровольный отказ от всяких развлечений, путешествий, встреч или бесед. Кому-то это покажется непониманием элементарных человеческих потребностей. Отнюдь. Другой монах, который был искушаем теми же самыми помыслами, однажды услышал, как авва Арсений Великий дает удивительный ответ, в котором разводит главное и второстепенное:

Пойди, ешь, пей, спи и не работай, но не покидай своей келлии (270).

Подобно тому как существует своя иерархия добродетелей, существует иерархия пороков. Что касается уныния, которое представляет собой свершение всех страстей, выносливость в уединении становится важнее всех прочих трудов подвизания.

(267) Praktikos 28.
(269) Apophthegmata Patrum. Моисей, 6.
(270) Apophthegmata Patrum, Арсений, 11

Read more... )
ierei: (Default)


5. Лекарственные средства .

Столь беспощадная анатомия уныния может привести к мысли, что этот недуг неизлечим. Однако это ложное утешение, еще одна иллюзия, порожденная тем же унынием. Евагрий, как первые монахи и древняя церковь, — непоколебимый оптимист в вопросе победы над злом. Ибо в действительности зло это не-бытие, и воскресший Христос явил всему миру его иллюзорный характер, «отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору» (246). Бес не имеет никакой власти над человеком; по крайней мере, до тех пор, пока он в безумии самолично опять ему не уступит себя. Поэтому уныние, которое представляет собой как бы некий итог воздействия всех воображаемых страстей, по мнению Евагрия, вполне излечимо, и те средства, которые он предлагает, на удивление просты.

Это лекарства двух типов: общие и специальные. Поскольку уныние - это болезнь двух способностей души (гневливой и вожделеющей), необходимо добиться полного исцеления этих последних. И поскольку «уму присущи как знание, так и невежество, вожделеющая часть души склонна как к воздержанию, так и к роскоши, а гневная привычна как к любви, так и к ненависти» (247); из этого следует, что «знание исцеляет ум, любовь — гнев, а воздержание — вожделеющую часть»(248).

И еще: «телесные страсти пресекает воздержание, а душевные - духовная любовь» (249). Последние куда более неистовы, они могут преследовать человека до самой смерти, тогда как первые отступают гораздо быстрее (250).

(246) Кол 2:15.
(247) Kephalaia Gnostika I, 84.
(248) Kephalaia Gnostika III, 35.
(249) Praktikos 35.
(250) Praktikos 36.

Read more... )
ierei: (Default)


4. Проявления уныния
Проявления уныния столь же многочисленны и многообразны, как и индивидуальные проявления нашей подавлен ности и агрессивности. Евагрий приводит многочисленные примеры. Разумеется, они взяты прежде всего из его собственной жизни и его окружения. Но не требуется особой проницательности, чтобы увидеть общечеловеческий характер того, о чем он пишет. Порой его описания носят ярко выраженную ироническую окраску, доходят до карикатуры, некоторые, несомненно, вызовут у читателя смех -- такова их цель. Кто умеет посмеяться над собственными слабостями по крайней мере, знает о них. Это знание совершенно необходимо для того, чтобы найти выход (187).

Список, приведенный ниже, даст первое представление о многообразии форм уныния. Некоторые элементы этого гротескного списка мы рассмотрим подробнее и попытаемся их объяснить.

Уныние - воздушная приязнь,
хождение кругом - ненависть к трудолюбию,
борьба с безмолвием - буря во время псалмопения,
лень к молитве - расслабление в подвиге,
безвременное усыпление - непрестанно возвращающийся сон,
тяжесть безумия - ненависть к келии,
противоборство трудам - противление терпеливости.
узда размышлению - неведение писаний,
причастница печали - часы, показывающие голод. (188)


(187) Praktikos 83.
(188) De Vitiis 4. Цит. по кн.: Творения преподобного отца нашего Нила Синайского. М, 2000. С. 161.

Read more... )
ierei: (Default)


3. Происхождение и характерные особенности уныния.

Чтобы успешно врачевать болезнь, необходимо точно установить ее происхождение и природу. То же самое относиться и к «недугам» души, вот почему Евагрий придает большое значение точной диагностике психических процессов.

Надлежит научиться различать духов, отметить обстоятельства, при которых они появляются, какие из них настойчивы, озлоблены, а какие — более легкие, какие из них нападают внезапно, а какие склоняют ум к кощунству (120).

Приведенный текст объясняет природу этих связей. Помыслы возникают от соприкосновения с предметами материального мира, из тех впечатлений, которые предметы производят на наши чувства (121). Чтобы стать нечистым помыслом, эти внешние впечатления должны быть восприняты «со страстью», (122) иными словами, они должны претерпеть эготическое отчуждение.

Все страсти по самой своей сути имеют двойное происхождение, что соответствует двойственной природе человека: соматической (телесной) и психической (душевной) (123). «Глава» души (124), - ум также бывает поражен страстями, например, кощунством, о чем говорилось выше. Кощунство - это типичное выражение гордыни (125), последняя происходит от тщеславия (126), когда с самодовольством воображают себе, будто победа над остальными бесами была одержана лишь благодаря своим собственным силам. Дух кощунства склоняет ум к клевете на Бога.

(120) Praktikos 43.
(121) Praktikos 38.
(122) Praktikos 34.
(123) Praktikos 35.
(124) Kephalaia Gnostika V, 45.
(125) Antirrheticus VIII, 41.
(126) Praktikos 13.

Read more... )
ierei: (Default)


2. Определение понятия зла.

Как мы уже говорили, уныние - это, прежде всего, «помысел», один из восьми пороков, их список, составленный Евагрием, станет классическим в истории монашеской литературы. Понятие «помысла» (логисмос), или синонимичные ему выражения) в языке первых монахов было столь же многозначным, как и библейское понятие «мир». Сам по себе помысел - естественное и положительное проявление души, наших чувств и восприятия мира. Но незаметно эти помыслы могут стать источником таких движений души, которые отнюдь не отвечают предназначению, определенному ей самой природой - открывать нам воспринимаемый чувствами мир. И тогда они становятся «лукавыми помыслами», то есть тайной склонностью к злу. В них обнаруживает себя лукавство человеческого «сердца», забывшего о своем божественном происхождении (67).

Благие и греховные помыслы различаются по своему происхождению. К тем из них, которые порождены чувствами, воспоминаниями или нашим темпераментом (68), следует добавить те, что внушаются ангелами или бесами (69). Когда человек уступает таким внушениям - а это зависит только от него самого (70) - и когда зло, укоренившись в нем, входит в привычку, становится волеизъявлением, a затем и страстью (патос) души, как и всякая болезнь, они причиняют страдания:

Среди страстей, которые сейчас господствуют над тобой, как мне кажется, следует различать те из них, которым мы подвержены от природы, и те, что возникают изнашего слабоволия. Первые из них у нас в крови и наследуются от родителей, другие же своим происхождением обязаны гневу или вожделению. Те, что нам даны от природы, терзают нас своей продолжительностью, поскольку ум запечатлевает их в себе посредством мысли и уже видит себя окутанным ими. В Священном Писании о них говорится следующее: «отскочи, не медли на месте» (71). Напротив же те, что происходят от воли, терзают ум только тогда, когда он им поддается. Однако сказано: «Не желай быть с ними!» (71) (Помыслы) терзают нас подолгу и разрушают. Разумеется, сами естественные помыслы тоже могут вызывать гнев или вожделение, непрестанно отвлекая ум разными заботами, если только он сам не позаботится о необходимых лекарствах - голоде, жажде, бодрствовании, отдалении от мира и молитве (73).


На первый взгляд, может показаться, что Евагрий наряду с лукавыми помыслами называет и то, что мы назвали бы изъянами, врожденными пороками, «родимыми пятнами». Однако слова «естество», «кровь», «родители» он употребляет в совершенно ином значении, это явствует из его посланий и других произведений. Напомним, что для Евагрия в «природе» не заложено никакого зла, этим словом он обозначает некую первозданную реальность. Например, «естественным» является помысел, который внушает и язычникам любить своих детей и почитать своих родителей (74). В данном случае речь идет об изначальных «семенах добродетели», которые, по учению Евагрия, неистребимы и являются общими для всех людей, не исключая и великих грешников (75).
(67) Mal. cog. 7,21.
(68) De Oratione 62.
(69) Epistula 18, 1; Praktikos 24, 80.
(70) Epistula 18, 5.
(71) Притч 9 : 18.
(72) Притч 24 : 1.
(73) Epistula 55, 2s.
(74) Epistula 18, 1.
(75) Kephalaia Gnostika I, 40.

Read more... )
ierei: (Default)



1. Уныние: исключительно «монашеский» недуг?

Сегодня многие (и не только неверующие) считают монашество, и, прежде всего его исконные и наиболее суровые формы отшельничества, чем-то особенным, выходящим далеко за рамки «нормальной» жизни, а иногда и просто чем-то маргинальным. И сами монахи охотно говорят об особой «монашеской духовной традиции». «Невидимая брань», ее вопросы, духовный опыт и формы иноческого подвизания воспринимаются большинством верующих как нечто, относящееся исключительно к монашескому миру и никак не связанное с жизнью «обычных» христиан. Несомненно, читатель испытает соблазн тут же отложить эту книгу в сторону: совершенно ясно, речь в ней пойдет об учении одного из отцов-пустынников. «Ну какое нам дело до всего этого?» Однако если у вас хватит терпения прочитать эти страницы, вам станет понятно, что заведомое неприятие объясняется всеобщим заблуждением. Оно существует испокон века и в его повсеместном распространении виноваты и сами монахи.

Если верить искушенным в этом вопросе, уныние было едва ли не самым опасным «камнем преткновения» для древних монахов и, прежде всего, для отшельников (34). Для начала обратимся к самому термину, столь непривычному для нашего слуха.

Уныние (акедия)(35), согласно учению Евагрия, имеет непосредственное отношение к пустынножительству и, прежде всего, знакомо отшельникам. Следует ли из этого, что только монахи-отшельники бывают подвержены унынию?

(34) A. GUILLAUMONT. Evagre le Pontique. Traite pratique ou Le moine. Paris, 1971. P. 89. (Sources chretiennes; 170). Эту же точку зрения автор высказывает и в других публикациях.
(35) Акедия (от а - не, и kedon - старание, труд) беспечность, нерадивость, расслабление, упадок духа. (Прим, пер.)

Read more... )

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15 161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios