ierei: (Default)
[personal profile] ierei
свящ. Станислав Тышкевич.
книга Церковь Богочеловека.



Глава третья

НЕОБХОДИМОСТЬ ЦЕРКВИ ДЛЯ СПАСЕНИЯ.

ЧЛЕНЫ ЦЕРКВИ.


Часть II

Быть членом таинственного церковного Тела значит находиться в органическом отношении к нему, быть частью его, по крайней мере до известной степени: быть частью тела, т. е. входить в общий состав всей соборной Церкви; быть органической частью, т. е. быть оживляемым «душою» Церкви, невидимым благодатным жизненным началом, из массы верующих составляющим одно живое собирательное «тело», или, по меньшей мере, подлежать воздействию природных уз соподчинения, делающих из Церкви одно человеческое религиозное общество.

В полном смысле член Церкви тот, кто вполне принадлежит к её телу-обществу и вполне живёт её благодатною жизнью. Принадлежать к телу Церкви не значит быть какой-то молекулой, не имеющей другой жизни кроме той, которую ей сообщает весь организм, впитавший её, но значит — стремиться к особой цели, Церкви - общества, средствами присущими и свойственными Церкви, сотрудничая с другими членами того же стада Христова, под руководством общего церковного настоятельства и пользуясь преимуществами Церкви.

Быть живым членом церковного общества значит жить всецерковной благодатью, исходящей от Святого Духа в силу заслуг Христовых. Из этого уже видно, что возможны различные степени в интенсивности, с какой кто-либо принадлежит к Церкви. Отметим несколько наиболее существенных положений.

1. Нельзя говорить, что Церковь состоит из одних предопределённых к вечному спасению: это значило бы впасть в ересь Виклефа, гусситов и кальвинистов, различавших две церкви, именно — видимую и невидимую, и учивших, что одна лишь невидимая Церковь, состоящая из всех предопределённых и только из них, есть истинная и святая. Ереси Виклефа были осуждены Констанцким собором (1415) и папою Мартином V (1418). Влияние кальвинизма заметно на ряде богословов школы Феофана Прокоповича.

Одного предопределения недостаточно, чтобы считаться членом Церкви. В самом деле Христос сказал: Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора; и тех надлежит Мне привестъ: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь (Ин. 10, 16). Значит, есть овцы, которые не принадлежат ещё к «сему двору» Христову, т. е. к Церкви, и между ними есть несомненно такие, которые наверно достигнут вечного спасения.

Так же из 1 Петр. 2, 10 видно, что народ святой... некогда не народ, а ныне народ Божий: иные святые, предопределённые, одно время ещё не принадлежали к Церкви. С другой стороны, предопределение не требуется, чтобы в данный момент быть членом Церкви. Это видно из притчей Господних: в церковном неводе есть непригодные рыбы; на пиру присутствуют гости, которых потом изгонят, на свадебных празднествах — неразумные девы, которые не будут допущены к встрече жениха.

Церковь видима, извне различаема от самочинных общин, религиозных и других. Но предопределение ко спасению, т. е. несомненность факта, что те или иные люди достигнут вечного спасения — нечто не заметное извне, не осязаемое.

2. Нельзя также утверждать, что Церковь состоит из одних только святых, как учили в древности монтанисты, донатисты и новатиане, а после появления протестантизма — вальдензы.



Положение: Церковь состоит не только из праведников — есть догмат католического вероучения. Для правильного понимания его не следует упускать из виду, что:
а) Церковь во всякую эпоху имеет среди своих чад подлинных святых, это одно из требований и последствий её святости,
б) Праведники — главные члены Церкви в том смысле, что в них и через них с особенной силою осуществляется излияние даров Святого Духа на тело Церкви,
в) Есть такие преступления, которые делают невозможной внутреннюю и внешнюю связь с Церковью,
г) Не всякий смертоносный грех исключает из Церкви.


Разбираемая нами истина явствует из следующих данных:


а ) Притчи Господни — в особенности притча о добром семени и плевелах (Мф. 13, 24-30: оставьте расти
), о неводе, захватившем рыб всякого рода (Мф. 13, 47-48) и др. — явно указывают на то, что в Церкви есть и такие христиане, которые в конце концов, если не исправятся, то не войдут в жизнь вечную.

б) Если согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи..., если же не послушает,... возьми с совою ещё одного...; скажи церкви; а если, и церкви не послушает, то да будут он тебе как язычник и мытарь ( Мф. 18, 15-17 ). Итак, пока христианин не порвал с Церковью открытым и вполне сознательным непослушанием её верховному руководству, он остаётся «братом», сочленом Церкви; только восстание против церковного священноначалия низводит его на уровень «язычников».

в) Ап. Павел велит отлучить от Церкви кровосмесителя (1 Кор. 5, 1-5); это не имело бы смысла, если бы тяжкий грех сам по себе был равносилен исключению из числа членов Церкви.

г) Таинства покаяния и елеосвящения установлены для освобождения членов Церкви от власти греха. Это значит, что среди членов Церкви есть грешники и что явление это не представляет собою редкого исключения, так как оба упомянутые таинства установлены навсегда и для повсеместного употребления.

д) Церковь, состоящая из одних только праведников или предопределённых к будущему спасению, была бы церковью невидимой, «чисто духовной», не богочеловеческой, не согласованной с данными Св. Писания и Предания.

е) Отцы Церкви произносили много поучений именно с целью исправить недостойных членов Церкви, показав насколько неуместно для члена Церкви пребывать в состоянии смертоносного греха.



3. Чтобы стать членом Церкви, необходимо получить крещение. Таинство крещения необходимо, но для взрослых недостаточно, чтобы быть членом Церкви: нужны ещё узы единства веры, общения в других таинствах и послушания законной иерархии. Для младенцев достаточно действительного крещения., даже если совершителем этого таинства был еретик или раскольник, ибо всякое действительное крещение (т. е. совершённое с омовением водою, с призыванием трёх Лиц Пресвятой Троицы и с намерением совершить Христом установленное таинство благодатного возрождения) сообщает сверхприродную жизнь, которая по существу своему внедряет в подлинную Церковь, а не в секту; с другой стороны, новорождённый ребёнок неспособен личными сознательными актами приостановить действенность крещения.

Заметим, что в случае невозможности получить таинство крещения, можно всё-таки сделаться причастником его спасительной действенности:

1) горячим желанием принять крещение при первой возможности, соединённым с искренним сокрушением о грехах и с чистой любовью к Богу (крещение желанием), или
2) мученической смертью, перенесённой из любви к Иисусу Христу (крещение кровью).

Что крещение есть вступление в Церковь, видно из следующего:


а) В Св. Писании крещение упоминается в связи с причислением к соборности последователей Христовых, т. е. к Церкви. В Деяниях Ап. мы, например, читаем: Итак охотно принявшие слово его (Петра) крестились, и присоединилось в тот день душ около трёх тысяч (2, 41). Характерно выражение Ап. Павла: все мы одним Духом крестились в одно тело (1 Кор. 12, 13).

б) Отцы определённо говорят о необходимости крещения для того; чтобы принадлежать к Церкви, в особенности когда речь идёт об оглашенных. Св. Григорий Богослов и св. Кирилл Иерусалимский утверждают, что оглашенные находятся «в преддверии», откуда они войдут в «чертог», т. е. в Церковь. Св. Августин определённо говорит о крещении как о «включении или внедрении оглашенных в Церковь». – ( De pecc. mentis et remiss., 39)

в) В Литургии св. Иоанна Златоуста мы молимся об оглашенных: «призри на рабы Твоя оглашенныя... сподоби я бани пакибытия... соедини их святей Твоей соборней и апостольстей Церкви и сопричти их избранному Твоему стаду».

г) В этом же смысле учат соборы Флорентийский и Тридентский. – (Дёнцингер, 696 и 895.)


4. Чтобы быть членом Церкви, надо быть соединённым с нею:


а) Единством вероисповедания. Церковь по существу своему есть общество, сплочённое единою верою и одним открытым исповеданием её: одна лишь «внутренняя», субъективная вера не способна сплотить людей в одно общество, в одно «тело»; тело без всякой «телесности» есть абсурд, квадратный круг. Нельзя совершать крещения над способным думать и желать человеком, если он не принимает веру Церкви, не подчиняется авторитету её догматического учительства.

Отцы не считали членами Церкви тех, кто не исповедует веру, принятую Церковью. Тертуллиан писал: «Еретики не могут быть христианами». - ( De praescriptione, 37.)

Киприан. писал об еретике Новатиане: «Он не христианин, он не из Церкви Христовой». – (Письмо 55.)
Да и сам Ап. Павел дал Титу следующее наставление: Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся (Тит. 3, 10).

б) Единством священноначалия. Это явствует из слов Христовых: Если и Церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мытарь (Мф. 18, 17). Кто открыто не подчиняется законной церковной иерархии, кто не слушается Церкви, тот должен быть причислен к язычникам, не принадлежащим к ней. Да и вообще никто не может быть членом какого-либо общества, если он отказывается подчиняться «правлению» его; от анархии всякое общество распадается.

Оттого, как мы уже видели в других местах, отцы Церкви так настаивали на послушании законному церковному начальству. Св. Иероним Стридонский писал: «Раскол из-за разлада с епископатом отделяется от Церкви». (Толков. Тит 3, 11)

По учению св. Августина, «ни еретики, ни раскольники не принадлежат к католической Церкви». (О вере и символе, гл. 10)

в) Общением в таинствах. Крещение есть уже как бы вступление в это общение, но именно только вступление, начало питания таинствами, дающими благодатное единение, общность сверхприродной жизни во Христе. В особенности Пресвятая Евхаристия есть таинство всецерковного единения: Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба (1 Кор. 10,17).


Заметим, что эти три вида принадлежности к единству Церкви тесно связаны между собою: не может быть живого единства веры без таинств питающих веру и без смиренного богоугодного послушания Христу и Его представителям; плодотворное вкушение Пресвятой Евхаристии немыслимо без глубокого смирения и готовности следовать церковной объединяющей власти. Один Господь, одна вера, одно крещение... И Он поставил одних Апостолами, других Пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания тела Христова, доколе все придём в единство веры... (Ефес. 4, 5-13).

Итак, сознательные и явные еретики, равно как и отлучённые от Церкви с запрещением верующим иметь всякое общение с ними («витанди»), просто не члены Церкви. Тем не менее, крещение наложило на них неизгладимую «печать», и когда они возвращаются к Церкви и получают прощение, то крещение над ними не повторяется и они вновь становятся членами Церкви.

Тот, кто родился в разлучённой с Католическою Церковью христианской общине, при крещении в этой общине потенциально становится членом Католической Церкви и остаётся под воздействием её благодати до тех пор, пока не порвёт сознательно с Церковью своим поведением против единства Церкви; если же, познав истинную Церковь, он всё-таки решит оставаться в расколе, хотя бы даже по таким побуждениям, которые сами по себе не греховны — например, чтобы не огорчать родных — он совершит великое преступление; таких вялых христиан Господь часто наказывает полным духовным ослеплением и потерею всякого интереса к вопросу принадлежности к истинной Церкви.

Грешит против Церкви и тот, кто, заметив в «родной» церкви или секте существенные пробелы, несовместимые с учением Христа, по небрежности или из страха перед жертвами, связанными с присоединением к подлинной Церкви, не ищет разрешения своих сомнений в молитве и смиренном изучении Св. Писания и Предания.

Кто ищет подлинную Церковь Христову подобающим образом, со смирением, самоотречением и любовью, но вследствие влияния антикатолической среды, в которой он родился, и укоренившихся предрассудков, не доходит до познания правды Католической Церкви, потому что представляет себе её и её учение не таковыми, каковы они на самом деле, но такими, какими их рисует предвзятость враждебных католичеству писателей и проповедников, — тот пребывает под воздействием истинной Церкви, её благодати, и находится на верном пути к полному воссоединению с нею. Он может преуспевать в благодатной жизни и благочестии, даже если он, не ведая, что творит, поносит Католическую Церковь: такой кажущийся враг католичества на самом деле поносит только карикатуру, искажение католичества, и притом часто из неосознанной преданности подлинным католическим началам. Таких христиан не мало среди последователей Византийского раскола; Господь, принимая во внимание их чистосердечность и прямоту, доведёт их до полного познания церковной истины, если не на земле, то в будущей жизни.

Те, кто родившись в расколе, всю свою жизнь не даёт себе Отчёта в трагическом состоянии своей поместной церкви, не подозревает даже, что она отошла от вселенской Церкви, те несомненно подлежат освящающему действию церковной благодати. Всё, что они делают из послушания своей иерархии, зачитывается всеблагим, Господом как послушание истинной Церкви, и служит к приумножению благодати: послушание, не искажённое сознательным уклоном в раскол, есть основная движущая сила католического церковного домостроительства; оно по природе своей противоречит основному началу всякого сепаратизма в религии — непослушанию.

Ребёнок, почитающий какую-либо чужую ему по крови женщину, которую вследствие стечения обстоятельств он считает своей матерью и любит как таковую, фактически питает любовь к своей матери, а не к посторонней особе. Грек, благочестиво исполняющий предписания Константинопольского патриарха и не подозревающий наличия раскола, несознательно совершает акт католического церковного послушания. Благоговейно причащаясь или приступая к какому-нибудь другому таинству, такой «диссидент» не грешит против истинной Церкви: ведь все семь таинств являются таинствами подлинной Церкви, независимо от того, где они совершаются, и они освящают благонамеренных христиан приступающих к ним.

Где дело идёт об этой категории некатоликов, не может быть и речи о разрыве единства веры, если, конечно, они сохраняют решение верить всему, чему учит Церковь, и не отвергают подлинного учения Католической Церкви. Все догматы, определённые на древних вселенских соборах, входят в состав католического вероучения, а позднейшие антикатолические лжеучения или точнее отрицания (папства, посмертного очищения, исхождения Святого Духа от Отца через Сына и др.) никогда духовно не питали этих христиан и были достоянием одних только антикатолических полемистов.

Ко всем таким христианам, когда они искренне и добросовестно отрицают католичество по незнанию его, католики должны относиться с великим уважением и братской любовью, как к сонаследникам Христу, нередко более угодным Богу, чем многие католики; однако, чтобы не способствовать распространению индифферентизма, вероисповедного равнодушия, католикам не дозволено иметь общение в таинствах с теми, кто не присоединился явным образом к Католической Церкви.

Сама Церковь всегда относилась с большой благожелательностью к этого рода диссидентам, отвергающим её не по злой воле, а по случайности рождения. Св. Августин говорит, что такие некатолики «никоим образом не должны быть, причислены к еретикам» (Письмо 43). Того же мнения придерживаются и другие отцы. Они верят в возможность благодатного спасения даже честных язычников; тем более не может быть сомнения насчёт их подлинного мнения относительно спасения добросовестных христиан, не по вине своей пребывающих вне видимого единения с Церковью.

Кроме вопроса: кто в данный момент принадлежит к Церкви? — на практике важен вопрос: кто будет членом Церкви? кто перестанет впоследствии быть таковым? Другими словами, кроме статической, есть ещё динамическая постановка вопроса. Фактически никто в этом отношении не стоит на «мёртвой точке»:

1) он или движется по направлению к осуществлению своей подлинной принадлежности к Церкви (если он внешне считается инославным, или даже иноверным, и всё же руководится церковными началами) или к возможно лучшему осуществлению своего преимущества быть полноправным членом Церкви; он восходит, его динамизм центростремителен, направлен к совершенству единения с Христом Главою;

2) или же, он «опускается», удаляется от Христа - Центра, становится всё меньше и меньше близким Церкви, при внешнем ещё пребывании в ней или нахождении вне видимой ограды её; его идейный динамизм — центробежен. Перед нами открывается как бы беспредельная лестница, по которой одни восходят к совершенству церковности, другие же, наоборот, отдаляются от него. Этот динамический аспект принадлежности к Церкви очень важен; но важнее всего быть на верном пути к утверждению на всю вечность в состоянии святости, любви и полноты церковности.

Из этого, конечно, вовсе, не следует, что статическая принадлежность к истинной Церкви — дело не имеющее большого значения; наоборот, для некатолика, спасительный динамизм, восхождение к святости, невозможен без устремлённости к тому, чтобы всесторонне принадлежать к Церкви: единение всех в единственной Церкви есть воля Христова, без исполнения которой нет спасительного динамизма.

Точно так же и по той же причине, для католика, внутреннее совершенствование невозможно без упрочения его связи с Церковью. Из всего сказанного вытекает заключение: прежде всего мы должны стараться приводить инославных, к возможно большей добросовестности в отношении к церковному вопросу и к желанию беспрестанно приближаться ко Христу. Только те христиане, которые всецело отдались Христу, смогут понять и полюбить Его единственную истинную Церковь.

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15 161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 16th, 2017 09:59 pm
Powered by Dreamwidth Studios