ierei: (Default)
[personal profile] ierei
свящ. Станислав Тышкевич.
книга Церковь Богочеловека.



Глава четвертая

ВИДИМОСТЬ ЦЕРКВИ


Видимость, или «познаваемость» Церкви извне, имеет своим непосредственным предметом человеческую сторону мистического Тела Христова, т. е. Церковь, как совершенное общество людей. Видима сама Церковь в своём понятном для всех единстве, а не только её проявления, не только таинства, обряды, сношения между иерархами, не только члены Церкви, не только поместные церкви, в отдельности или в совокупности.

Как в человеке, для окружающих, видимо его тело и невидима его душа, так и в Церкви видимо её богоданное человеческое собирательное строение, но невидима «душа» её, благодатная божественная жизнь, о наличии которой посторонние могут иметь Только смутное представление.

Видимости Церкви не признавали донатисты, гусситы и другие; большинство протестантов и теперь её не признаёт; по мнению сектантов, Церковь есть чисто духовное объединение святых и потому она непостижима для других, видима только для самой себя и своих членов. Модернисты признают, видимость Церкви, но видимую «эмпирическую» Церковь они не считают необходимой для спасения; они противополагают ей субъективную «религию», невидимое «религиозное чувство». Мы же, следуя Св. Писанию и Преданию, утверждаем видимость неизменной и спасающей Церкви, со стороны её общинного строя, хотя и человеческого, но установленного Спасителем, и потому существенного для неё и неотъемлемого.

Видимость есть свойство Церкви, вытекающее из её назначения — призывать людей к спасению и вести их по пути к святости. Обращаясь к свободным, духовно-телесным существам, находящимся вполне или отчасти вне её, Церковь должна быть познаваемой извне, способом соответствующим их природе, не только духовной, но и телесной. Неисчерпаемая любовь Господа нашего к людям побудила Его создать Церковь такой, чтобы она могла «бросаться в глаза».

Слово воплотилось в видимую человеческую природу. Церковь видима потому, что Глава её «явился» на земле. Видимость Церкви есть продолжение видимости Иисуса Христа. Орицать видимость соборного Тела Христова значит не верить в догмат главенства Христа в Святой Церкви. Христос был видим для людей в Своём совершенном человеческом Теле; поэтому, и Церковь видима для всех людей, видима во всех существенных элементах совершенного человеческого общества; она видима, как одно живое целое.

Уже ветхозаветные пророчества. определённо намекали на поразительную видимость грядущего соборного Тела Христова. У Исайи (2, 2-3) мы читаем: Гора дома Господня будет поставлена во главу гор и возвысится над холмами, и потекут к ней все народы. И пойдут многие народы и скажут: придите, и взойдем, на гору Господню;... ибо от Сиона выйдет закон, и слово Господне — из Иерусалима. Предсказание касается духовного Сиона и духовного Иерусалима—Церкви. Она будет как одна гора, в противоположность всем религиозным обществам чисто человеческого происхождения, которые уподобляются беспорядочной толпе гор и холмов. Это исключительное, в высшей степени наглядное, извне и издали для всех видимое, единство Церкви будет служить для всех отличительным признаком, по которому люди изо всех народов, лишённые ещё освящения благодатью Христовой, легко смогут отыскать истинную религию и истинную Церковь; Церковь же даст им возможность «взойти» до совершенства внутренней святости. У другого пророка мы находим то же предсказание: Так говорит Господь Бог: и возьму Я с вершины высокого кедра и посажу; с верхних побегов его оторву нежную отрасль и посажу па высокой и величественной горе... И пустит ветви, и принесёт плод, и сделается величественным кедром, и будут обитать под ним всякие птицы, всякие пернатые будут обитать в тени ветвей его (Иезек. 17, 22-23). Единый кедр —земная Церковь — будет в высшей степени видим для всех и общедоступен; он будет расти на высокой горе, так чтобы «всякие птицы» могли его отовсюду замечать и слетаться к нему.

Но обратимся к свидетельствам из Нового Завета. Иисус Христос основал Свою Церковь, собирая Своих последователей в одно «стадо», в одно общество, и постепенно устанавливая видимую связь, существенную для всякого общества, тем более общества совершенного, — единое постоянное вполне авторитетное «высшее управление» и иерархию. Об установлении иерархии мы пространно говорим в другом месте. Здесь достаточно указать на то, что всякое иерархическое человеческое общество, без особенного чуда со стороны Божьего всемогущества, или без особенного тайного заговора, не может не быть видимым; между тем, нигде в Св. Писании или в Предании не упоминается о таком чуде или заговоре.

По воле Христовой, Церковь, как определённое и особое организованное человеческое общество, должна быть настолько видимой, чтобы каждый мог обращаться к ней за разрешением сомнений и за судом: это будет немыслимо, если предположить, что Церковь невидима. Если согрешит против тебя брат твои, пойди и обличи... Если же не послушает, возьми с собою ещё одного или двух... Если же не послушает их, скажи Церкви: а если и Церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь. Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе... (Мф. 18, 15-18).

Царство Христово на земле подвергнуто гонениям; и это предполагает видимость Церкви, ибо гонители лишены света Христова, и потому могут опознавать Церковь только со стороны её внешней, земной видимости. Внутренняя, благодатная связь членов Церкви с Главою незаметна и неизвестна врагам Христовым, видимо для них только обнаруживающееся во вне человеческое единение с Христом. Если бы Церковь не была обществом видимым, и потому подверженным нападкам и нуждам мира сего, Христовы слова: врата ада не одолеют её (Мф. 16) — не имели бы смысла.

Евангельские сравнения и притчи, относящиеся к царству Божию на земле, также предполагают видимость иерархической Церкви. Вы — апостольская иерархия, с которой Христос пребудет до конца света, — свет мира.:.; зажёгши свечу, не ставят её под сосудом (Мф. 5, 14-15). Вы —один и единственный свет, которому предстоит просвещать все народы. Единая иерархия — видимое орудие, посредством которого светит Христос, Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир (Ин. 1,9). Как свет Отца стал видимым в воплотившемся Слове, так, после Вознесения Христова, свет Спасителя стал видим в Его иерархии. Церковь не может скрыться от людских взоров: Не может укрыться город стоящий на верху горы (Мф. 5, 14), т. е. Церковь построенная на скале. Все метафоры и названия, которыми в Св. Писании обозначается Церковь, говорят в пользу видимости самого единства иерархической Церкви: город, дом, царство, стадо, тело, дерево.

Само слово «церковь» есть перевод греческого слова „экклесиа" (по-евр.— кагал), которое, в каком бы смысле оно ни употреблялось (в смысле ли народного собрания, как у древних греков, или в смысле прихода, поместной или вселенской Церкви, как у первых христиан), во всяком случае всегда обозначало видимое «собрание» или общество людей.

Вся икономия спасения осуществляется благодаря. Откровению, «раскрытию», благодаря тому, что из невидимого произошло видимое (Евр. 11, 3). Всему в христианстве присущ характер Богоявления.

Из Деяний Апостолов явствует, что уже в первые дни после Вознесения Христова Церковь была видимым обществом. Организация, иерархическое строение Церкви было ещё, правда, в зародыше; нельзя же ожидать наличия крепкого ствола в зерне горчичном! Да и Сам Глава Церкви, когда был ещё новорождённым младенцем, не имел внешности взрослого человека. И, подобно Младенцу-Христу, новорождённая Церковь вмещала в существе своём всю природу человеческого видимого, «эмпирического», объединения. Вскоре после Вознесения ученики Христовы уже представляли такое постоянное объединение, к которому видимым образом «сопричислялись» новые члены, и которое устраивало ежедневные собрания. Члены этого общества ощутимым образом спасались от рода сего развращённого (2, 40), смиренно подчинялись Петру и прочим Апостолам (2, 37). Верующие постоянно пребывали не только в учении Апостолов, но и в видимом общении (42). Это общение было настолько сплочённым, что все верующие были вместе, и имели всё общее (44), и этим общим имуществом заведывали апостолы, строго наказывавшие виновных (напр., в деле Анании и Сапфиры, гл. 5). Из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их (5, 13). Всё это было бы немыслимо, если бы Церковь была «чисто духовной». Пастырское служение «одиннадцати», с Петром во главе, существовало раньше излияния харизм Духа Святого на верующих; на место предателя Иуды ещё до Пятидесятницы был избран Матфий. С самого начала верующие слушались учащей Церкви, иерархии; народ охотно принимал слово Петра (2, 41), «вождя в блаженном лике», по выражению Златоуста; верующие постоянно пребывали в учении Апостолов (42), а не наоборот. Апостолы открыто учили (5, 21), вполне сознавая, что учительская власть дана им свыше (1,2). Они установили сан «диаконов», им подчинённых. Освящающие дары Духа Святого сообщались верующим через видимую иерархию, через апостолов (8, 17-19).

Христос «поставил» видимую апостольскую иерархию дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков,... но истинною любовью всё возращали в Того, Который есть Глава, Христос (Ефес. 4, 14-15): без подчинения видимой учащей Церкви, верующие не могут возрастать в подлинной любви, догмат главенства Христа не находит в их жизни своего полного осуществления.

Видимая учащая Церковь, таким образом, необходима для чад Церкви. Она необходима и для того, чтобы привлекать к Церкви посторонних: Всякий, кто призовёт имя Господне, спасётся, Но как призывать Того, в Кого не уверовали? как веровать в Того, о Ком не слыхали ? как слышать без проповедующего ? и как проповедовать, если не будут посланы ?... Вера от слышания... (Рим. 10, 13-17). Горькая участь ожидает тех, кто не верует видимой иерархической Церкви: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда (Мф. 10, 15).
Гонимая и унижаемая, Церковь Христова видима для всех; мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков (1 Кор, 4,9).

Отцы Церкви знали только одну, видимую и иерархическую, Церковь; никогда они ей не противополагали какой-то «более совершенной», невидимой Церкви; наоборот, они всегда боролись с последователями «чисто духовных» сект, с апостолами непослушания. Толкуя, вышеприведённые тексты из Св. Писания, они горячо отстаивали видимость Таинственного Тела Христова. В этом отношении, из западных отцов особенно известны Ириней, Киприан и Августин, из восточных—Афанасий, Григорий Богослов, Кирилл Иерусалимский. и Златоуст.
Ответим вкратце на обычные возражения протестантов.

1) Не придёт Царствие Божие приметным образом; и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17, 20-21). Значит, Церковь невидима и не имеет видимого объединяющего центра.
Ответ. — Как видно из предшествующих слов 20-го стиха (Быв же спрошен фарисеями, когда,... отвечал им: не придёт...), Иисус Христос отрицал не видимость Церкви, а желательное фарисеям и ожидаемое ими политическое царство, могущественное с точки зрения «мира сего». Царству Христову чужд блеск и крикливая реклама митинговой религиозности, преследующей земные цели — политические, шовинистические, экономические и т. п. Ни об одной национальной («вот здесь, вот там») религии или секте нельзя сказать, что в ней находится Царствие Божие. Когда, обращаясь к фарисеям, Спаситель говорил: Царствие Божие внутри (по более точному переводу — среди) вас, Он не имел в виду невидимости Церкви, ибо при таком предположении выходит, что Церковь—в душах фарисеев! Как из всего рассказа видно, Христос хотел сказать: в тех же городах и селениях, где вы живёте, среди вас, в вашем же народе, без шума теперь уже созревает независимое от синагоги религиозное общество учеников Христовых.


2) Наступает время, когда и не па горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу... Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине (Ин. 4, 21-24).

О т в е т.—Опять-таки надо считаться с обстановкой, в какой данные слова были сказаны. Отвечая самарянке, намекавшей на рознь иудеев с самарянами, Иисус Христос осуждал узко-шовинистическое связывание религии с родиной. Поклонение Богу должно проистекать не из земных соображений, а из сверхприродных убеждений, внушённых благодатью Духа Святого; не из привязанности к родной горе, а из любви к истине, к истинной вселенской Церкви. Видимость Церкви этим, конечно, не отрицается.


3) По учению Ап. Павла, в христианстве процветает свобода, нет никаких законов, а потому нет и видимой организации в Церкви или, по крайней мере, эта организация не существенна.

Ответ.— Апостол отрицал оправдание через исполнение бытового еврейского законодательства или через неискреннее, рабское, фарисейское соблюдение какого бы то ни было закона. Но нельзя выводить отсюда, что Апостол будто бы отвергал всякий закон и его соблюдение. Ведь тот же Ап. Павел поучал, что исполнители закона оправданы будут (Рим. 2,13), что преступлением закона бесчестишь Бога (2, 23), что закон нерасторжимости брака должен быть свято соблюдаем, ибо закон имеет власть над человеком пока он жив (7, 1), что любовь есть исполнение закона (13, 10). Сам Апостол Павел устанавливал церковные законы, напр., для коринфян. Из Деяний Ап. видно, что апостолы считали одной из своих главных обязанностей устанавливать общеобязательные каноны. Сам Спаситель дал нам пример святого исполнения законов, исходящих от Бога или Его заместителей на земле. Мы уже знакомы со свидетельствами свв. отцов по этому вопросу.


4) Церковь есть Дух Святой, а Дух Святой неосязаем.

Ответ.—В Церкви пребывает Дух Святой, но нельзя отожествлять земной Церкви Христовой с третьим Лицом Пресвятой Троицы, ибо тогда слова Христовы: Я создам Церковь Мою (Мф. 16) заключали бы в себе величайшую ересь: выходило бы, что Дух Святой есть тварь, Христово создание, когда-то не существовавшее.


5) Для спасения невидимая Церковь важнее видимой.

Ответ.—Христос основал не две Церкви—одну видимую, другую невидимую, —а одну только Церковь, необходимую для спасения, богочеловеческую, невидимую со стороны освящающей благодати, видимую со стороны иерархического домостроительства. И та, и другая сторона Церкви имеет своим основанием Воплощение и Искупление и, потому, существенна.


6) Ещё, подобно Царство Небесное сокровищу, скрытому на поле, которое нашедши... (Мф. 13, 44).

Ответ.— Церковь сама по себе видима, как видимо по природе своей то сокровище, о котором говорится в притче. Но истинную Церковь надо усердно и добросовестно искать. Такова святая обязанность всех находящихся целиком или отчасти вне Церкви; на самих же чадах её лежит обязанность стремиться к возможно более совершенному познанию её. Для людей чувственных, гордых, безразличных к тому, где находится истинная Церковь, эта последняя непонятна, непостижима: они видя не видят (там же, ст. 13). Сам Христос, хотя в силу Воплощения был безусловно видим, но для фарисеев был скрытым и не найденным сокровищем.
Положение «Церковь видима» не есть провозглашённый догмат, но является всё-таки общепринятым учением Католической Церкви.


January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15 161718192021
22232425262728
293031    

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 16th, 2017 09:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios